Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: cтихи (список заголовков)
21:20 

Luis Rosales

Recordando un temblor en el bosque de los muertos

Si el corazón perdiera su cimiento,
y vibraran la tierra y la madera
del bosque de la sangre, y se pusiera
toda tu carne en leve movimiento

total, como un alud que avanza lento
borrando en cada paso una frontera,
y fuese una luz fija la ceguera,
y entre el mirar y el ver quedara el viento,

y formasen los muertos que más amas
un bosque ardiente bajo el mar desnudo
-el bosque de la muerte en que deshoja

un sol, ya en otro cielo, su oro mudo-
y volase un enjambre entre las ramas
donde puso el temblor la primer hoja...



* * *
Всё давно прошло, только ночью
вдруг приснится странный колодец,
с рекою бегущей схожий,
приснится мертвая роза
и зеркальце без амальгамы.

От чего ты бежишь, вода?
О чем хочешь забыть ты, роза?
Почему ты совсем ослепло,
зеркало без амальгамы?

Всё давно прошло, только ночью...

Убежать.
Ослепнуть.
Забыть.


Это вам, дон Луис.

@темы: cтихи, FGL, стишок

15:19 

по-настоящему
время делится
на ноющее, колющее, тупое
и с тобою.


Михаил Гронас. Вот еще:

проводить
родное время в рукавах подземных
и никогда наверх не выходить


Еще:

* * *
я стою на границе тела
и хочу раствориться в сердце

только, сердце, быстрее,
быстрее, ещё быстрее,

давай кто первый истлеет,
отсюда до вон того дома

@темы: cтихи

16:12 

Михаил Айзенберг

* * *
Вместе уснем и во сне закричим.
Вместе проснемся при полной луне.
Я холодею по ряду причин.
Большая часть остается во сне.
Встань между мнимых его величин –
с ним и со мной, протянувшись ко мне.

читать дальше

@темы: cтихи

19:47 

Luis Cernuda

A UN POETA MUERTO
(F.G.L.)

Así como en la roca nunca vemos
La clara flor abrirse,
Entre un pueblo hosco y duro
No brilla hermosamente
El fresco y alto ornato de la vida.
Por esto te mataron, porque eras
Verdor en nuestra tierra árida
Y azul en nuestro oscuro aire.

читать дальше

"La muerte se diría
Más viva que la vida
Porque tú estás con ella..."

А ещё это, конечно:

DONDE HABITE EL OLVIDO

Donde habite el olvido,
En los vastos jardines sin aurora;
Donde yo sólo sea
Memoria de una piedra sepultada entre ortigas
Sobre la cual el viento escapa a sus insomnios.

читать дальше

Не говоря уж об этом: :)

DIRÉ CÓMO NACISTEIS

Diré cómo nacisteis, placeres prohibidos,
Como nace un deseo sobre torres de espanto,
Amenazadores barrotes, hiel descolorida,
Noche petrificada a fuerza de puños,
Ante todos, incluso el más rebelde,
Apto solamente en la vida sin muros.

читать дальше

Последняя строчка всегда напоминала мне начало испанского "Интернационала": "¡Arriba, parias de la tierra!" Автор, верно, сказал бы, что я вульгаризирую... Ну да, наверное. Не буду больше вульгаризировать. :)

Вот это он в 32-м, то бишь, значит, через год после публикации Los placeres prohibidos.


@темы: cтихи, FGL, Сернуда

20:27 

Dámaso Alonso

A UN RÍO LE LLAMAN CARLOS

Yo me senté en la orilla;
quería preguntarte, preguntarme tu secreto;
convencerme de que los ríos resbalan
hacia un anhelo y viven;
y que cada uno nace y muere distinto
(lo mismo que a ti te llaman Carlos).
читать дальше

(Эта река -- американская Charles River, которая через Бостон течет.)

@темы: cтихи, поколение 27 года

14:11 

"Мне всё равно, что сегодня две унции хлеба --

город свой больше себя, больше спасенья люблю..."

Вагинов. Фантастическая его судьба -- и фантастические стихи. Вот уж про кого -- "Как тень прошел и тени не оставил"...

* * *
Помню последнюю ночь в доме покойного детства:
Книги разодраны, лампа лежит на полу.
В улицы я убежал, и медного солнца ресницы
Гулко упали в колкие плечи мои.
Нары. Снега. Я в толпе сермяжного войска.
В Польшу налёт -- и перелёт на Восток.
О, как сияет китайское мертвое солнце!
Помню, о нем я мечтал в тихие ночи тоски.
Снова на родине я. Ем чечевичную кашу.
Моря Балтийского шум. Тихая поступь ветров.
Но не откроет мне дверь насурмлённая Маша.
Стаи белых людей лошадь грызут при луне.

читать дальшеi></

@темы: cтихи

13:50 

Только что вышла книжка о сталинских репрессиях в наших подмосковных местах. Там коротко так рассказывается о конкретных людях, -- по какой статье, на сколько лет, или -- "приговор приведен в исполнение..." И их фотографии. И еще -- о лагере, который у нас тут тогда существовал. Ну, презентацию книжки устроили, мы в своей газетке рецензию дали, аффтар нам несколько экземпляров подарил, -- всё как обычно, в общем.

Почитали мы с В. дарёный экземпляр, сидим, обсуждаем. Я спрашиваю: "В., вы "Реквием" ахматовский помните?" "А как же!" -- говорит (она диплом по Ахматовой защищала). И начинает читать: "...затем, что и в смерти блаженной боюсь забыть громыхание черных "марусь", забыть, как постылая хлопала дверь и выла старуха, как раненый зверь..." Вдруг останавливается и молчит. Смотрит на меня и молчит. Я говорю: "Вы чего?" А она: "Не могу. Страшно". Думаю -- надо же, какая девочка эмоциональная. "Подхватываю", начинаю другое стихотворение: "Это было, когда улыбался только мертвый, спокойствию рад..." И вдруг чувствую -- не могу дальше. Вот именно как она сказала -- "Не могу. Страшно". И тоже замолкаю. И вот сидим мы с ней молча и друг на друга смотрим. :)

Вот ведь интересно. Никогда раньше у меня и близко такой реакции на "Реквием" не было. А тут... Хотя понятно, почему. Потому что только что мы про это всё прочитали, и вот книжка перед нами -- о реальных людях, которые здесь жили, и фотографии их, их глаза... И стихи на это "наложились"... В общем, эффект был велик. :)

"Это было, когда улыбался
только мертвый, спокойствию рад,
и ненужным довеском качался
возле тюрем своих Ленинград.

И когда, обезумев от муки,
шли уже осужденных полки,
и короткую песню разлуки
паровозные пели гудки.

Звезды смерти стояли над нами,
и безвинная корчилась Русь
под кровавыми сапогами
да под шинами черных "марусь".

@темы: политическое, cтихи

00:44 

"Черный ветер. А в черном ветре
ледяная луна бела.
В эту Ночь Всех Святых повсюду
причитают колокола..."


Хименес. А эпиграфом он взял строчку из Рембо: "Из-за нежности я погубил свою жизнь"...

@темы: cтихи, Хименес

02:29 

Начав "русского" Хименеса, остановиться ж невозможно.

* * *
Душе все роднее мглистый
закат над листвой сухою.
Коснись меня, луч осенний,
своей потайной тоскою!

Деревья сырого сада
размыто сквозят в тумане
и кажутся нареченной,
с которой все ждут свиданья,

и тянутся листья с тропок
подобно живым ладоням...
Листком обернемся, сердце,
и в палой листве потонем!

Приветный, потусторонний
закат золотит аллею,
и самое потайное
под зыбким лучом светлее.

Ласкающий листья отсвет
так нежен в касанье робком!
Созвучья иного лада
плывут по размокшим тропкам -

напевов и ароматов
согласие неземное,
что сад золотит нездешней
и вечной своей весною.

Сияние нежит листья
и, дымчато-золотое,
в душе зацветает смутной,
неведомой красотою.

Бориса Дубина перевод. "Она у нас вторая по красоте в классе". (с) :yes:
Ну тогда уж логично будет и "первую по красоте" :) выложить:

ОДИНОКАЯ ЛУНА
Отзвучала сирена, и луна все печальней.
Потянуло с востока дорассветным туманом.
Лай собак замирает на окраине дальней,
и весь мир заблудился, потонув в безымянном.

Свет луны разольется по кладбищенским ивам...
Вспыхнет мох под луною на старинном соборе...
Заблестят ее слезы в роднике торопливом...
И земля опустеет. И останется море...


Ну и, конешно же:

Мне снилось сегодня ночью,
что сбылся вчерашний сон.
Но ласков и беспощаден
был утренний небосклон.

Как нежно ложились тени
вчера на исходе дня!
Казалось, душа родная
пришла навестить меня.

Пришла из иного мира
и долго была в пути,
но с ней аромат надежды
успел до меня дойти.

И шла она, будто знала,
что путь одинокий крут
и дни мои -- словно слезы,
которые все бегут.

@темы: cтихи, Хименес

00:31 

Открыла сейчас Ходасевича, хотела один стишок найти, и просто глаза уперлись вот в это:

2-го НОЯБРЯ

Семь дней и семь ночей Москва металась
В огне, в бреду. Но грубый лекарь щедро
Пускал ей кровь - и обессилев, к утру
Восьмого дня она очнулась. Люди
Повыползли из каменных подвалов
На улицы. читать дальше

Дома
Я выпил чаю, разобрал бумаги,
Что на столе скопились за неделю,
И сел работать. Но, впервые в жизни,
Ни "Моцарт и Сальери", ни "Цыганы"
В тот день моей не утолили жажды.

1918


День в день -- 90 лет назад. Волнуют меня такие вещи.

...А искала-то я у него вот это:

* * *
Не матерью, но тульскою крестьянкой
Еленой Кузиной я выкормлен. Она
Свивальники мне грела над лежанкой,
Крестила на ночь от дурного сна.

Она не знала сказок и не пела,
Зато всегда хранила для меня
В заветном сундуке, обитом жестью белой,
То пряник вяземский, то мятного коня.
читать дальше

Года бегут. Грядущего не надо,
Минувшее в душе пережжено,
Но тайная жива еще отрада,
Что есть и мне прибежище одно:

Там, где на сердце, съеденном червями,
Любовь ко мне нетленно затая,
Спит рядом с царскими, ходынскими гостями
Елена Кузина, кормилица моя.

1922

@темы: историческое, cтихи

01:08 

А вот из "старинных земляков" кое-чего. (Приятно, однако, порой процитировать себя. :lol: ).

Итак, начнем с самого -- с детства -- любимого. Самого любимого с самого детства. :)

Аль-Газаль (770-864)

* * *
Ты с забвеньем вечным не смирился,
Хоть уж близок час твоей кончины.
Повелел воздвигнуть на кладбище
Каменные плиты-исполины.
Как тебя тщеславье ослепило!
Видишь – смерть витает над тобою.
Неужели хочешь и в могиле
Над чужой глумиться нищетою?
Встали рядом – пышная гробница
И раба нагого погребенье;
Но законы смерти справедливы:
Всех удел – могильный червь и тленье.
Как же мне с судьбой не примириться?
Вижу я, напрасны ухищренья:
Те дворцы, что строились веками,
Бури разрушают за мгновенья.
Проросла трава в костях истлевших.
Как теперь узнаешь среди праха
Богача и нищего бродягу,
Воина, певицу иль монаха?
Где надеждой сердце трепетало –
Ныне лишь сырой песок и глина,
Как узнать эмира и вельможу,
Различить раба и господина?
Нищего рассыпались лохмотья,
И парча румийская истлела.
Как узнать, кого нужда терзала,
Кто в шелках бесценных нежил тело?
Всех поглотит алчная могила,
Все уснут до часа Воскресенья.
Что же стоит знатность и богатство,
если нам от смерти нет спасенья?


(Пер. Б. Шидфар)

читать дальше

А теперь -- тематическая подборка. :rotate: Посвящается вот этому арабу.:)



Ибн Хани (ум. в 973 г.)

Из "Звездной поэмы"

Ночь, красотой своей сверкая, прислала нам гонцов.
В ее ушах горели серьги -- созвездье Близнецов.
Как светоч утра, что не гаснет и чей фитиль в порядке, --
Наш виночерпий с мраком ночи играть не думал в прятки.
Он говорит, слегка рисуясь, игривый, как газель,
А стан его изнежен, хрупок, в глазах -- лукавый хмель.
Ресницами полузакрыты, глаза его -- как луки,
Когда он чаши наполняет, дрожат немного руки.
В истоме распустил он пояс и головой поник,
А бедра -- два холма песчаных, а стан его -- тростник.
В одежду для вина мы наше преобразили тело,
Из черной ткани покрывало на пьяных ночь надела...


Ибн-Муканна (XI век)

Из мадха Идрису Второму, правителю Малаги

Свет утренней зари развеял ночи тени,
Но муэдзин еще не возносил молений.
Теперь вино с водой смешай, любимый друг,
Чтобы заискрилось оно в жемчужной пене,
Которая плывет и пропадает вдруг.
С друзьями пить вино большое наслажденье,
В беседах о любви свой коротать досуг.
Но виночерпий наш всех в мире совершенней --
Жасмина аромат мы пили с нежных щек;
А волосы его, как дерева цветенье,
Темнеют над челом. Как стройный стебелек,
Стан изгибается при ветра дуновенье.
Над зорями лица прекрасна ночь волос.
А воздух так душист. О утра приближенье!
Для тех, кто пьет вино, -- оно уже зажглось...


Ибн Аз-Заккак из Альсиры (ум. в 1135 г.)

Маргаритка

В кубки юноша прекрасный льет живительную влагу.
Свод небесный пробудился, блеском солнечным объят.
Горделивые тюльпаны показал нам сад зеленый,
Миртов, сумрачных, как амбра, мы впивали аромат.
-- Что ж не видно маргаритки? -- стали спрашивать у сада.
-- Кравчему в уста вложил я маргаритку! -- шепчет сад.
Виночерпий отпирался и отнекивался долго.
Но невольно тайну выдал, улыбнувшись невпопад.


Однако ж пора прощаться.

Абу-ль-Бака-ар-Ронди (XII – XIII вв.)

* * *
<.....>
…Нам в несчастиях надежда часто дарит утешенье.
В той беде, что нас постигла, нет надежды
на спасенье.

Отвечай мне, край родимый, что случилося с тобою?
Видишь – горы пошатнулись и утес поник главою.

Глаз судьбы тебя отметил, край родной лежит в тумане:
Вас неверные изгнали -- горе, горе, мусульмане!

Города, перекликаясь, друг от друга ждут ответа:
Где Валенсия, Шатиба? О Хаэн цветущий, где ты?

Где ты, Кордова, столица, что влекла к себе из дали?
Там нашли приют науки и ремесла процветали.

Где твои, Севилья, рощи и луга, приют влюбленных,
И река, что протекает под покровом ив зеленых?

Нет ответа… Край родимый, мы тебя покинем скоро,
Кто же может удержаться, коль утеряна опора?

Города осиротели, пали белые знамена,
Льем мы слезы, расставаясь, как с подругою
влюбленный, --

С вами, милые жилища, вы для нас пустыней стали
С той поры, как христиане вас убежищем избрали.

Там неверье поселилось, там кресты на минарете,
Вместо зова муэдзина звон церковный на рассвете.

Из мечетей раздаются стоны каменных михрабов,
Не придется ли веками вам оплакивать арабов?

Просыпайся же, беспечный, слышишь грозный голос
рока?
Ты мечтами убаюкан, но судьбы не дремлет око.

Коль утеряна отчизна, на земле ты вечный странник,
Навсегда простясь с Севильей, где приют найдешь, изгнанник?

Ни в прошедшем, ни в грядущем не найдешь ты утешенья,
Ни в заботах, ни в веселье ты не почерпнешь забвенья…

<…..>
Где вы, доблестные души, наша помощь и спасенье,
Где вы, рыцари, герои, что прославились в сраженье?

Те, что в трепет повергали города, края и страны, --
Растоптали вашу славу нечестивые тираны.

С берегов Гвадалквивира вас похитило насилье,
Вы рабы в стране неверных, а вчера царями были.

В стан неверных вас погнали, на спасенье нет надежды,
Облачили христиане вас в позорные одежды,

Ваш удел отныне – рабство, не помогут плач и стоны…
Где ты, неба справедливость, где всевышнего законы?

Мать с ребенком разлучают… Словно звери в дикой чаще,
Сердце жертвы вырывают из груди кровоточащей.

Сколько девушек прекрасных, словно утренние зори
Христиане в плен уводят на мучения и горе!

@темы: cтихи, FGL

17:01 

Сегодня -- 90 лет со дня окончания Первой мировой.

* * *
Петроградское небо мутилось дождем,
На войну уходил эшелон.
Без конца - взвод за взводом и штык за штыком
Наполнял за вагоном вагон.

В этом поезде тысячью жизней цвели
Боль разлуки, тревоги любви,
Сила, юность, надежда... В закатной дали
Были дымные тучи в крови.

И, садясь, запевали Варяга одни,
А другие - не в лад - Ермака,
И кричали ура, и шутили они,
И тихонько крестилась рука.

Вдруг под ветром взлетел опадающий лист,
Раскачнувшись, фонарь замигал,
И под черною тучей веселый горнист
Заиграл к отправленью сигнал.

И военною славой заплакал рожок,
Наполняя тревогой сердца.
Громыханье колес и охрипший свисток
Заглушило ура без конца.

Уж последние скрылись во мгле буфера,
И сошла тишина до утра,
А с дождливых полей всё неслось к нам ура,
В грозном клике звучало: пора!

Нет, нам не было грустно, нам не было жаль,
Несмотря на дождливую даль.
Это - ясная, твердая, верная сталь,
И нужна ли ей наша печаль?

Эта жалость - ее заглушает пожар,
Гром орудий и топот коней.
Грусть - ее застилает отравленный пар
С галицийских кровавых полей...

1 сентября 1914


Еще вот это:

КОЛЫБЕЛЬНАЯ

Далеко в лесу огромном,
Возле синих рек,
Жил с детьми в избушке темной
Бедный дровосек.

Младший сын был ростом с пальчик,-
Как тебя унять,
Спи, мой тихий, спи, мой мальчик,
Я дурная мать.

Долетают редко вести
К нашему крыльцу,
Подарили белый крестик
Твоему отцу.

Было горе, будет горе,
Горю нет конца,
Да хранит святой Егорий
Твоего отца.

1915, Царское Село


И вот (самое любимое, Георгия Иванова):

* * *
Закат золотой. Снега
Залил янтарь.
Мне Гатчина дорога,
Совсем как встарь.

Томительнее тоски
И слаще – нет.
С вокзала слышны свистки,
В окошке – свет.

Обманчивый свет зари
В окне твоем,
Калитку лишь отвори,
И мы – вдвоем.

Все прежнее: парк, вокзал…
А ты – на войне,
Ты только прости сказал,
Улыбнулся мне;

Улыбнулся в последний раз
Под стук колес,
И не было даже слез
У веселых глаз.

@темы: историческое, cтихи

12:13 

* * *
Свирель запела на мосту,
И яблони в цвету.
И ангел поднял в высоту
Звезду зеленую одну,
И стало дивно на мосту
Смотреть в такую глубину,
В такую высоту.

Свирель поет: взошла звезда,
Пастух, гони стада...
И под мостом поет вода:
Смотри, какие быстрины,
Оставь заботы навсегда,
Такой прозрачной глубины
Не видел никогда...
Такой глубокой тишины
Не слышал никогда...

Смотри, какие быстрины,
Когда ты видел эти сны?..

1908


Просто Блок. Просто сто лет назад.

...Когда ты видел эти сны?..

@темы: cтихи

22:30 



Северный наш Пан.

...Город вечерний остался за мною.
Дождь начинал моросить.
Далеко, у самого края,
Там, где небо, устав прикрывать
Поступки и мысли сограждан моих,
Упало в болото, -
Там краснела полоска зари.
<...........>
Опустилась дорога,
И не стало видно строений.
На болоте, от кочки до кочки,
Над стоячей и ржавой водой
Перекинуты мостики были,
И тропинка вилась
Сквозь лилово-зеленые сумерки
В сон, и в дрёму, и в лень,
Где внизу и вверху,
И над кочкою чахлой,
И под красной полоской зари, -
Затаил ожидание воздух
И как будто на страже стоял,
Ожидая расцвета
Нежной дочери струй
Водяных и воздушных.
<...........>
Цепенею, и сплю, и грущу,
И таю мою долгую думу,
И смотрю на полоску зари.
И проходят, быть может, мгновенья,
А быть может, - столетья.
<...........>
И сижу на болоте.
Над болотом цветет,
Не старея, не зная измены,
Мой лиловый цветок,
Что зову я - Ночною Фиалкой.
<............>
Но столетья прошли,
И продумал я думу столетий.
Я у самого края земли,
Одинокий и мудрый, как дети.
Так же тих догорающий свод,
Тот же мир меня тягостный встретил.
Но Ночная Фиалка цветет,
И лиловый цветок ее светел.

@темы: картинки, cтихи

10:31 

27 декабря 1938-го

Опять подошли «незабвенные даты»,
и нет среди них ни одной не проклятой…

«Лагерь назывался "Спецпропускник СВИТЛага", то есть Северо-Восточного исправительного трудового лагеря НКВД (транзитная командировка), 6-й километр, на "Второй речке". В ноябре нас стали заедать породистые белые вши, и начался тиф. Был объявлен строгий карантин. Запретили выход из бараков. Рядом со мной спали на третьем этаже нар Осип Мандельштам, Володя Лях (это - ленинградец), Ковалев (Благовещенск)... Сыпной тиф проник, конечно, и к нам. Больных уводили, и больше мы их не видели. В конце декабря, за несколько дней до Нового года, нас утром повели в баню, на санобработку. Но воды там не было никакой. Велели раздеваться и сдавать одежду в жар-камеру. А затем перевели в другую половину помещения в одевалку, где было еще холоднее. Пахло серой, дымом. В это время и упали, потеряв сознание, двое мужчин, совсем голые. К ним подбежали держиморды-бытовики. Вынули из кармана куски фанеры, шпагат, надели каждому из мертвецов бирки и на них написали фамилии: "Мандельштам Осип Эмильевич, ст. 58', срок 10 лет"… Затем тела облили сулемой».
(Юрий Моисеенко)

Что нам разлука? -- Лихая забава.
Беды скучают без нас.
Спьяну ли ввалится в горницу слава,
бьет ли тринадцатый час?

Или забыты, забиты, за… кто там
так научился стучать?
Вот и идти мне обратно к воротам
новое горе встречать.

«Поэт попадает в беду по причине своего языкового и, следовательно,
психологического превосходства -- чаще, чем из-за политических убеждений.
Песнь есть форма языкового неповиновения, и ее звучание ставит под сомнение
много большее, чем конкретную политическую систему: оно колеблет весь
жизненный уклад. И число врагов растет пропорционально.

…можно тотчас понять -- даже не зная ни одной строчки Мандельштама,-- что на этих страницах
(мемуары Н.Я. Мандельштам) вспоминают о действительно большом поэте: ввиду количества и силы зла, направленного против него». (Бродский)

Куда как страшно нам с тобой,
Товарищ большеротый мой!

Ох, как крошится наш табак,
Щелкунчик, дружок, дурак!

А мог бы жизнь просвистать скворцом,
Заесть ореховым пирогом…

Да, видно, нельзя никак.

@темы: cтихи

19:00 

РУССКИЙ РАЙ
Все тот же сон, живой и давний,
Стоит и не отходит прочь:
Окно закрыто плотной ставней,
За ставней - стынущая ночь.
Трещат углы, тепла лежанка,
Вдали пролает сонный пес...
Я встал сегодня спозаранку
И мирно мирный день пронес.
Беззлобный день так свято долог!
Все - кроткий блеск, и снег, и ширь!
Читать тут можно только Пролог
Или Давыдову Псалтирь.
И зной печной в каморке белой,
И звон ночной издалека,
И при лампадке нагорелой
Такая белая рука!
Размаривает и покоит,
Любовь цветет, проста, пышна,
А вьюга в поле люто воет,
Вьюны сажая у окна.
Занесена пургой пушистой,
Живи, любовь, не умирай:
Настал для нас огнисто-льдистый,
Морозно-жаркий, русский рай!
Ах, только б снег, да взор любимый,
Да краски нежные икон!
Желанный, неискоренимый,
Души моей давнишний сон!

(Август 1915)

Соскучилась по Михал Алексеичу. :)

...Лет двадцать назад, вот в такие же зимние дни, сидела я в Ленинке и читала мюнхенский трехтомник -- первое собрание его сочинений. Уходила, когда уже выгоняли. На улицу выходишь -- вечер, мороз, звезды. И голова кружится -- от счастья и от голода: оторваться же невозможно было, поесть забывала. Какое там поесть, когда --

Это все про настоящее, дружок,
Про теперешнее время говорю.
С неба свесился охотничий рожок,
У окна я, что на угольях, горю, -
Посмотреть бы на китайскую зарю,
Выйти вместе на росистый на лужок,
Чтобы ветер свежий щеки нам обжег!

Медью блещет океанский пароход.
Край далекий, новых путников встречай!
Муравейником черно кишит народ,
В фонарях пестрит диковинный Шанхай.
Янтареет в завитках душистых чай...
Розу неба чертит ласточек полет,
Хрусталем дрожит дорожный table d'hote.

Тучкой перистою плавятся мечты,
Неподвижные, воздушны и легки,
В тонком золоте дрожащей высоты,
Словно заводи болотистой реки. -
Теплота святой, невидимой руки
Из приснившейся ведет нас пустоты
К странным пристаням, где живы я да ты.

@темы: cтихи

13:59 

ВОСПОМИНАНИЯ

Н. В. была смешливою моей
подругой гимназической (в двадцатом
она, эс-эр, погибла), вместе с ней
мы, помню, шли весенним Петроградом
в семнадцатом и встретили К. М.,
бегущего на частные уроки,
он нравился нам взрослостью и тем,
что беден был (повешен в Таганроге),
а Надя Ц. ждала нас у ворот
на Ковенском, откуда было близко
до цирка Чинизелли, где в тот год
шли митинги (погибла как троцкистка),
тогда она дружила с Колей У.,
который не политику, а пенье
любил (он в горло ранен был в Крыму,
попал в Париж, погиб в Сопротивленье),
нас Коля вместо митинга зазвал
к себе домой, высокое на диво
окно смотрело прямо на канал,
сестра его (умершая от тифа)
Ахматову читала наизусть,
а Боря К. смешил нас до упаду,
в глазах своих такую пряча грусть,
как будто он предвидел смерть в блокаду,
и до сих пор я помню тот закат,
жемчужный блеск уснувшего квартала,
потом за мной зашел мой старший брат
(расстрелянный в тридцать седьмом), светало...


Александр Кушнер

@темы: cтихи, историческое

19:51 

Оригинал:

Yo no volveré. Y la noche
tibia, serena y callada,
dormirá el mundo, a los rayos
de su luna solitaria.
Mi cuerpo no estará allí,
y por la abierta ventana
entrará una brisa fresca,
preguntando por mi alma.
No sé si habrá quien me aguarde
de mi doble ausencia larga,
o quien bese mi recuerdo,
entre caricias y lágrimas.
Pero habrá estrellas y flores
y suspiros y esperanzas,
y amor en las avenidas,
a la sombra de las ramas.
Y sonará ese piano
como en esta noche plácida,
y no tendrá quien lo escuche
pensativo, en mi ventana.


читать дальше

@темы: cтихи, Гелескул, Хименес

15:47 

Ну, солнце на лето -- зима на мороз.

"Не выходит песня из ума:
хороша ты, матушка-зима!" :yes:

О да, хороша. И, как всегда в такие дни, -- Кузмин.

Какая белизна и кроткий сон!
Но силы спящих тихо прибывают,
и золоченый, бледный небосклон
Зари вуали розой закрывают.
В мечтах такие вечера бывают:
Когда не знаешь, спишь или не спишь,
И каплют медленно алмазы с крыш...


"Вы -- самый русский из поэтов", -- Блок ему сказал. Точно. Всегда именно так его воспринимала.

...Целительный пушится легкий снег
И, кровью нежною горя, алеет,
но для побед, для новых, лучших нег
Проснуться сердце медлит и не смеет:
Так терпеливо летом яблок спеет,
Пока багрянцем август не махнет, --
И зрелым плод на землю упадет.

@темы: cтихи, всякое

21:45 



И разве мог бы я, о, посуди сама,
Взглянуть на этот снег и не сойти с ума.


Стихи Георгия Иванова.

...В твои глаза взглянуть и не сойти с ума...

@темы: cтихи, музыка

дневник Alnika

главная